«Игра в кальмара»: как дорама стала мировой сенсацией

55

«Игра в кальмара»: как дорама стала мировой сенсацией

«Игра в кальмара»: как дорама стала мировой сенсацией
«Игра в кальмара»: как дорама стала мировой сенсацией

17 сентября американская продюсерская компания Netflix выпустила собственный южнокорейский сериал «Игра в кальмара», инвестировав в его производство скромные $ 21.4 млн. Меньше чем за месяц девятисерийный драма стала абсолютным рекордсменом. Только на платформе Netflix ее просмотрели зрители со 111 млн аккаунтов, релиз является номером один для потребителей из 94 стран и самым популярным в США.

Между тем в соцсети TikTok хэштег #SquidGame посмотрели 23 млрд раз; культовые вещи из сериала и испытания, через которые проходят участники, уже вошли в глобальных трендов. Интернет-магазины Taobao, Aliexpress заполнены одеждой из сериала, а на YouTube появляются видео, где люди массово соревнуются в корейских детских забавах. В Азии спрос на белые тапочки, как в ключевых персонажей, вырос на 7800%.

Кадр из сериала «Игра в кальмара» Фото: ixbt.com
Кадр из сериала «Игра в кальмара» Фото: ixbt.com

«Игра в кальмара», словно фастфуд, переполненная «кровавыми» калориями: смерть персонажей быстро становится нудной, но картина держит внимание. Во-первых, блестящей игрой актеров и ярким визуальным рядом. Во-вторых, сногсшибательным сюжетом. В-третьих, мы «цепляемся» психологически — освещена сериалом социально-экономическое неравенство идентична реалиям сегодняшнего постковидного глобального мира — люди ежедневно соревнуются в аллегорическую «игру в кальмара», пытаясь достичь материального благосостояния в условиях рыночной экономики капиталистического общества.

Будем откровенны: мы уже научены жесткого опыта социальной конкуренции, поэтому бессознательно ассоциируем себя с игроками в зеленой форме. Но в жизни, как и в сериале, всегда возникает моральный выбор — какая цена решения? Насколько внешние обстоятельства влияют на правильность поступков? Картина заставляет заглянуть внутрь себя и спросить: «Как бы я поступил / поступила на месте того или иного персонажа?» Поэтому мы продолжаем смотреть «Игру в кальмара».

Сначала социальная составляющая детерминировала планетарный успех южнокорейской драмы «Паразиты» режиссера Пон Чжун Хо. В 2019 году фильм стал оскароносной и фантастически прибыльным, заработав в прокате $ 204.5 млн при бюджете $ 13.2 млн (более чем в 15.5 раз). Теперь она делает сериал Netflix самым популярным в 2021 году. Выясним, почему весь мир в восторге от этой дорамы.

Почему успех «Игры в кальмара» был неизбежен

Сейчас Азия в моде. Ежегодный объем рынка кино в Южной Корее составляет $ 5 млрд. Экспорт культурного продукта из страны достигает $ 1 млрд. Компания Disney инвестировать миллиарды долларов в создание корейского контента — есть план на 50 картин. Netflix уже вложил в киноиндустрию Корее $ 4.7 млрд, создав 16000 рабочих мест. Южнокорейское кино конкурентное, оно поражает иностранных зрителей азиатской эмоциональностью, увлекательным сюжетом, аутентичной картинкой и гуманистическими ссылками, которые в свою очередь происходят из местной культуры, а именно корейского конфуцианства.

Южнокорейский кинематограф не возник просто так, его развитие — это сознательная долгосрочная стратегия правительства, который видел необходимость создавать новые индустрии и рабочие места на фоне роста Китая как планетарной фабрики, которая будет вытеснять корейские товары на глобальном рынке. Местный крупный бизнес — чеболи (аналог украинских ФПГ) — щедро инвестировал миллиарды в отечественное производство фильмов, сериалов и молодых режиссеров.

С 2000 по 2020 год Пекин захватывал мировые товарные ниши, а Сеул — кинорынок. Эпоха киноренесансу подарила нам таких выдающихся мастеров, как Ким Ки Дук и Пак Чхан Ук, а также актеров сейчас популярных на весь мир, а именно Кон Ю.

 

Поэтому было лишь вопросом времени, когда южнокорейское кино достигнет мирового признания и успеха. Очередным прорывом киноиндустрии Сеул является «Игра в кальмара».

76-летний актер В Йон Су играл монаха в гениальном фильме Ким Ки Дука «Весна, лето, осень, зима … и снова весна» в 2003 году производства, а в сериале Netflix он стал душевным дедушкой — «первым номером» Фото: Предоставлено автором

76-летний актер В Йон Су играл монаха в гениальном фильме Ким Ки Дука «Весна, лето, осень, зима … и снова весна» в 2003 году производства, а в сериале Netflix он стал душевным дедушкой — «первым номером»

Злободневные проблемы «Игра в кальмара»

Режиссер Гван Дон Хьок откровенно говорит, что в сериале хотел метафорически воспроизвести модель современной Южной Корее, где максимально актуализировались вопросы нравственного упадка, жажды наживы и эгоизма. Автор написал сценарий в 2008 году, ведь сам переживал значительные финансовые проблемы, однако ни одна киностудия не заинтересовалась его работой — тогда отчаявшийся кореец продал ноутбук, на котором работал за $ 675. Повезло режиссеру в 2019-м, когда Netflix в рамках стратегии производства неанглоязычного контента обратила внимание на Южную Корею и заинтересовалась сценарием Гван Дон Хьок.

456 лузеров-должников принимают участие в шести детских играх, соревнуясь за денежный приз в $ 38 млн, цена проигрыша — смерть. «Игра в кальмара» насыщена визуальной выразительностью: монохромные костюмы, знеособлювальни маски, дистопична атмосфера. Но мы уже все это видели в сериале «Сказание служанки», другом творении Netflix «Бумажный дом», а сафари на людей устраивал богатый русский аристократ с фильма «Самая опасная игра» 1924 выпуска.

Центральные персонажи заклишовани, как в типичной голливудской мелодраме: молчаливый и умный лидер, эмоциональный и добрый неудачник, хитрый и жестокий бандит, красавица со стержнем, сердечный дедушка и мягкотелый простак. Фишка «Игры в кальмара» в другом — сериал эмпирически передает социально-экономический кризис, который поразил мировое общество. Это создает глобальный спрос, сериал «цепляет» аудиторию пятью основными проблемами.

Консюмеризм и долги. Культура потребления раскручивает маховик наших потребностей — в гонке за вещами и статусом люди часто бездумно берут бремя кредитов. Материальная «успешность» становится важнее морали. Это приводит к постоянному стрессу. Задолженность населения в Южной Корее составляет $ 1.5 трлн. В США — $ 15 трлн. В Украине — $ 9 млрд.

Социальное неравенство и неадекватное распределение благ. Корейцы уже называют свою страну «Адский Чосон» из-за сложности трудоустройства, большое значение персональных связей, чрезмерную труд, малую заработную плату. Повысить свой социальный статус на фоне глобального уменьшения среднего класса становится все труднее. Цена на недвижимость в Сеуле — одна из самых высоких в мире. Богатые люди показательно продолжают вести гедонистическое жизни, раздражая бедных. Сейчас 30% корейской молодежи безработные. По сообщению Государственной службы занятости, в Украине 30% зарегистрированных безработных — это молодежь в возрасте до 35 лет.

Фото: ixbt.com

Ложь. Беженка из Северной Кореи верит, что на юге ее и брата ожидает лучшую жизнь, но в результате брат попадает в детский дом, а она вынуждена воровать.

Во-первых, мы склонны преувеличивать отдачу от инвестированного времени и средств, особенно когда общество лицемерно рассказывает о светлых перспективах. Отчаяние от разбитых надежд вызывает фрустрацию. Сегодня меньшинство верит в «американскую» или «корейскую» мечту. Во-вторых, в современном мире все больше людей сознательно лгут, чтобы подняться социально, «получить лайки», пытаясь изобразить из себя тех, кем они на самом деле не является. Это искажает смыслы в обществе, раскалывает его, порождает недоверие.

Потеря смысла жизни. Главный герой сериала — игроман, он окончательно сдался — не знает, ради чего жить, почему нужно прилагать какие-то усилия. Только пройдя через смертельную опасность, осознав ценность собственного существования, силу моральных поступков, он начал действовать.

Не желая понимать своего жизненного предназначения, люди выбирают нищеты. Разочарование в свои силы присуща не только Южной Корее, где примерно миллион человек ежегодно получает пособие по безработице на общую сумму $ 12 млрд. При кризисного 2020 правительство США направил рекордные $ 143.6 млрд 30.8 млн тех, кто был постоянно или временно без работы.

Страх. Один персонаж «Игры в кальмара» говорит: «Я всю жизнь боялся принять решение, потому меня решали другие люди, а я плыл по течению». К сожалению, в современном мире мы все больше боимся взять ответственность за себя, близких. Пытаемся обойти трудности, ищем легкие пути. Кроме того, цели социумы сковывает страх за собственную безопасность, инвестиции, стабильную жизнь. Цена собственного благосостояния превышает социальные потери. COVID-19 показал, что общественные страхи актуальные и влиятельные как никогда — это раскалывает общества.

***

Ирония: компания-капиталист снимает сериал о социальных проблемах, которые прямо намекают на неадекватность текущей экономической модели государства в глобальном масштабе. Эту идею уже берут на вооружение политики, как минимум в самой Южной Корее. Этого столетия мы станем свидетелями еще более интересных и противоречивым событий.

За месяц цена акций Netflix увеличилась на $ 39: с $ 589 до $ 628. «Игра в кальмара» принесет боссам стримингового сервиса сотни миллионов долларов и продлится — второй сезон будет снят.

Пётр Шевченко

iPadre

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии