Евровидение история шума

22

Евровидение история шума

Евровидение история шума
Евровидение история шума

В предыдущих эпизодах нашего подкаста мы довольно много говорили о том, как искусство, кино и музыка не только помогают сориентироваться в непростой и стремительно меняющейся повестке сегодняшнего дня, но также посмотреть на окружающую нас действительность с точки зрения каких-то более высоких смыслов.

Сегодня поговорим о Евровидении. Казалось бы, этот песенный конкурс с его широко известным попсовым, китчевым имиджем и подчас сомнительными голосованиями как стороны жюри, так и среди зрительской аудитории не особенно вписывается в контекст больший идей и «серьёзной» музыки, призванной эти идеи выражать.

Из года в год мы слышим, как Евровидение куда-то «скатывается», конкурсанты представляют всё более слабые и однообразные музыкальные номера, а профессиональные жюри из разных стран выставляют свои оценки исходя из политических мотивов. Возможно, эта критика отчасти справедлива, но давайте посмотрим правде в глаза: Евровидение — вероятно, старейшее телевизионное и радиошоу на континенте и в мире, продолжают смотреть миллионы людей.

Первый конкурс состоялся в мае 1956 года в Швейцарии — краткий обзор всех песен доступен в видеоролике на YouTube. Организаторы вдохновлялись практикой Фестиваля итальянской песни в Сан-Ремо, о котором речь пойдёт несколько позже, первоначальное название Евровидения — Гран-при европейской песни. Участниками первого конкурса были 7 стран, каждая из которых представлена 2 песнями в исполнении одного или двух разных артистов. Таким образом, каждая страна имела двойные шансы на победу.

Места конкурсантов на первом Евровидении не распределялись: остальным музыкальным номерам, кроме победившего, присуждалось второе место. Тогда победительницей стала Швейцария — страна, принимавшая сам конкурс. Однако в следующем году Евровидение прошло в ФРГ, то есть практика, согласно которой страна-победитель принимает следующий конкурс, тоже закрепилась не сразу.

Евровидение 1956 года проходило в крохотном по нынешним меркам здании театра-казино Курзаал в швейцарском городе Лугано (само здание не сохранилось). Конкурс был рассчитан в первую очередь на радиотрансляцию, однако несколько камер снимали конкурс для тех немногих европейцев, у которых в то время был телевизор. Время шло, телевизоров становилось всё больше, затем в дело вступили цифровые технологии…

И вот, по данным Европейского вещательного союза (международного организатора Евровидения), в 2019 году — последнем доковидном — конкурс посмотрели 182 миллиона телезрителей в 41 стране-участнице. Полные данные на нынешний год будут опубликованы позднее, но только в Украине вещатели Суспільного и канала СТБ объявили об общем размере зрительской аудитории конурса в 2021 году, превыщающем 6 млн человек. Трансляция и запись финала конкурса за три дня набрала в YouTube 11,163,881 просмотр. На официальную страницу конкурса в Instagram подписаны 846 тыс. чел., в TikTok — почти 415 тыс. чел.

География также неуклонно расширяется. Сегодня украинская делегация кажется неотъемлемой частью Евровидения, но в действительности Украина дебютировала на конкурсе только в 2003 году (на 9 лет позже, чем Россия, Польша и большинство других стран Центральной и Восточной Европы, на три года позже Латвии). В 2015 году Евровидение стало музыкальным событием поистине планетарного масштаба, когда на его сцене дебютировала Австралия. В начале прошлого года рассматривался вопрос о приглашении США к участию в конкурсе, однако чрезвычайные обстоятельства, по всей видимости, помешали успеху переговорного процесса. Так или иначе, Европейский вещательный союз, по всей видимости, продолжит обсуждение участия США в Евровидении с американскими национальными телерадиовещателями.

Тем из наших слушателей, которым интересно ещё больше углубиться в цифры и понять общий исторический контекст Евровидения и кто в достаточной степени владеет усным английским, очень советую эпизод подкаста History Hit британского историка и телеведущего Дэна Сноу (Dan Snow), вышедший три дня назад и посвящённый истории Евровидения в британской перспективе. Собеседники Дэна Сноу — музыкальный критик Скотт Брайан (Scott Bryan) и радиодиджей Скотт Миллс (Scott Mills), комментировавший полуфиналы Евровидения для аудитории Соединённого королевства.

Несколько альтернативных песенных конкурсов в разных европейских странах:

Фестиваль итальянской песни в Сан-Ремо — ежегодно проходит с 1951 года в г. Сан-Ремо на лигурийском побережье Средиземного моря (северо-запад Италии). Победителями фестиваля в 2021 году стала хард-рок-группа из Рима Måneskin (Монескин), обеспечившая также победу Италии на Евровидении-2021.

Melodifestivalen — музыкальный конкурс, организуемый шведской общественной вещательной компанией «Телевидение Швеции» и Шведским радио. Он также определяет представителей страны на Евровидении и проводится почти ежегодно с 1959 года. Победитель 2021 года — шведский певец конголезского происхождения Туссе с композицией Voices (14-е место на Евровидении).

Международный фестиваль песни в Сопоте —  крупнейший музыкальный фестиваль в Польше (наряду с Национальным фестивалем польской песни в Ополе) и одно из крупнейших событий такого рода в Европе. Проходит с 1961 года. Победителями фестиваля в Сопоте в разное время были Алла Пугачёва, культовый польский композитор и исполнитель экспериментальной музыки Чеслав Немен, британская певица Саманта Джонс (Samantha Jones), норвежская рок-группа Dance with a Stranger и другие музыканты. С 2017 года трансляцию фестиваля осуществляет польский телеканал TVN.

Humo’s Rock Rally — это бельгийский песенный конкурс для рок-исполнителей (в основном, групп), который проводится раз в два года с 1978 года. Он организуется бельгийским журналом HUMO (Хюмо). Каждая группа, которая еще не выпустила официальный диск, может принять участие в Rock Rally, отправив свою демо-запись в HUMO. Rock Rally — важная возможность для начинающих рок-групп из Бельгии заявить о себе попасть в поле зрения представителей музыкальной индустрии.

Приятно, что Евровидение способно удивлять даже после многих сомнительных решений и годовой ковидной паузы. В официальном рекапе всех участников я приметил итальянцев, делающих что-то вроде раннего Мэрилина Мэнсона на языке Данте и Эко. Ну ладно финны со своими бессменными и слегка приевшимися металлистами (в этот раз опять были металлисты, кто бы сомневался), а здесь вот нечто новенькое. Обратим внимание.

Естественно, я думать не думал об их победе в общем зачёте. По логике 2017 года должна была победить Болгария, по логике 2018 — Германия или Мальта. Видимо, пандемично-карантинный год несколько изменил музыкальную атмосферу на континенте: оказалось, что старый добрый рок’н’ролл в версии девяностых-нулевых обладает подходящим языком для выражения этих изменений.

Украина выступила неплохо, хотя на первое место мы, конечно, не тянули. Больше взяли зрелищностью, что нормально для Евровидения. Псевдоэтника в духе «Диких танців» на этот раз особо не зажгла ни Европу, ни Австралию, как показало голосование жюри. Пятое место за счёт зрительских симпатий — вполне достойный результат при таких раскладах.

Вообще было что послушать в нынешнем году. Спасибо организаторам и победителям национальных отборов.

Евровидение история шума

Валентин Андросов

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии